Экономика выдержит атаку из-за океана

 Ограничительные меры Вашингтона в отношении российских компаний станут для отечественной экономики серьезным испытанием на прочность. Но у нашей страны имеется достаточный запас прочности, чтобы выйти из ситуации с наименьшими потерями.

В августе прошлого года в США был принят закон «О противодействии противникам Америки посредством санкций» (CAATSA). Он вступает в силу в феврале. Согласно требованиям этого акта, Офис по контролю над иностранными активами Минфина США должен представить Конгрессу два документа, на основе которых будет принято решение о новом пакете санкций против России. Как ожидается, это произойдет сегодня, 29 января.

Первый документ — это так называемый кремлевский доклад, в котором перечислены высокопоставленные российские чиновники и бизнесмены, которые, по мнению США, оказывают значительное влияние на внешнюю политику РФ. Доклад должен включать в себя информацию об отношениях этих лиц с президентом России Владимиром Путиным, об их причастности к коррупции, об их чистом капитале и источниках дохода, а также об активах родственников (включая жен, братьев и сестер, детей и родителей).

Второй документ посвящен возможности введения запрета на американские инвестиции в российский госдолг. Конгрессмены попросили авторов этих двух докладов объяснить, к каким последствиям может привести распространение ограничений на фигурантов «кремлевского доклада» и на покупку облигаций федерального займа. По результатам обсуждения этих докладов власти США конкретизируют ограничительные меры, которые предусмотрены законом CAATSA.

Возможные последствия расширения санкций в России обсуждают уже несколько месяцев. По этому поводу существует много разных мнений. Однако практически все политики и эксперты убеждены, что введение персональных санкций против лиц, упомянутых в «кремлевском докладе», нашей стране никак не навредит. Запрет на владение зарубежными активами ряда бизнесменов не изменит внешнюю политику РФ. К большим экономическим потерям срыв их контрактов не приведет. Напротив, российская экономика может получить позитивный импульс благодаря возвращению капиталов на родину.

Куда более неприятными последствиями грозят запреты в отношении суверенного долга России и «полного спектра производных инструментов». Под облигации федерального займа (ОФЗ) Министерство финансов РФ привлекает средства для финансирования дефицита бюджета. В этом году планировалось разместить на внешнем рынке новые облигации на $3 млрд и перевыпустить старые еще на $4 миллиарда. Если эти деньги привлечь не получится, наша страна не разорится: дефицит бюджета покроется из Фонда национального благосостояния. Однако в дальнейшем инвестиции весьма бы пригодились, особенно с учетом приближающегося срока выплат по старым ОФЗ в 2019 году. Пока что иностранные инвесторы не выводят массово деньги из российских гособлигаций, но ситуация остается напряженной.

«Если американцы введут запрет на владение российским госдолгом для своих американских юридических и физических лиц, а они, в свою очередь, являются крупнейшими держателями российского госдолга среди иностранных инвесторов, то, конечно, это скажется на динамике торговли российскими государственными ценными бумагами и напрямую на перспективах рейтингов России», — приводит ТАСС мнение главного экономиста ФГ БКС Владимира Тихомирова.

Если же санкции коснутся только будущих выпусков, то большой проблемой для нашей страны это не станет. Даже при выпадении иностранных держателей бумаг (их доля составляет примерно 33%) желающие вложиться в ОФЗ найдутся на внутреннем рынке.

Под прицелом властей США в рамках CAATSA находятся российские энергетические проекты. Американцам могут запретить участвовать в проектах в поддержку геолого-разведочных или добывающих глубоководных работ, если в них задействован российский капитал или они осуществляются на территории России. Вашингтон также хочет запретить компаниям всего мира участвовать в крупных нефтегазовых проектах с участием России. Газопровода «Северный поток — 2» ограничения коснуться не должны, поскольку реализация проекта началась раньше подписания санкционного закона.

Министр энергетики РФ Александр Новак утверждает, что ни действующие, ни грядущие санкции большого вреда российской энергетической отрасли не нанесут. «Санкции лишь создают нам дополнительные возможности для развития отечественной промышленности. Они не создают основы для развития рынка, конкуренции, противоречат правилам ВТО, способствуют тому, чтобы создавать условия для продвижения товаров и услуг компаний тех стран, которые вводят санкции. Хотя на самом деле эти компании только получают убытки и, наоборот, сами страдают. То есть санкции не достигают тех целей, с которыми вводятся, а скорее, это политический шаг», — заявил чиновник.

Проблемы могут возникнуть и у компаний российского оборонного сектора. Согласно CAATSA, санкции могут коснуться тех, кто участвует в крупных сделках или иных значительных финансовых операциях «с лицами, входящими в оборонный и разведывательный сектор правительства России или действующими от их имени, в том числе с Главным управлением Генерального штаба Вооруженных сил России и ФСБ». Ряд потенциальных фигурантов уже три года числится в американских «черных списках». Это компании «Алмаз-Антей», Ижевский механический завод, концерн «Калашников», «Рособоронэкспорт», «Уралвагонзавод», корпорации «МиГ», «Сухой» и другие.

Ограничения могут коснуться компаний (как российских, так и зарубежных), которые имеют дело с фигурантами санкционного списка. Для того чтобы попасть в немилость Вашингтону, достаточно купить оружие у «Рособоронэкспорта» — крупнейшего экспортера российских вооружений. Тем самым американцы используют санкции как инструмент для устранения конкурента на мировом рынке оружия. Эксперты полагают, что сначала Вашингтон попытается по дипломатически каналам убедить Индию, Афганистан и другие страны отказаться от сделок с РФ, а если это не поможет — за любой покупкой оружия последует наказание.

«Сложно оценить, насколько такие вторичные санкции повлияют на объем сделок по закупке российских вооружений, однако компании из третьих стран очевидным образом будут вынуждены оценивать санкционные риски при взаимодействии с российскими оборонными предприятиями», — отметил партнер Herbert Smith Freehills Алексей Панич (его слова приводит РБК).

К тому же если вооружение будут закупать не иностранные компании, а напрямую иностранные государства, угроза санкций уменьшится: «США вряд ли решатся применять санкции к государственным органам других стран только по причине закупки вооружений в России». Таким образом, если после вступления CAATSA в силу россиянам и станет тяжелее продавать вооружение за рубеж, то не намного.

 

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ