Марксисты во власти: В ЮАР раскулачивают белых фермеров

 

В ЮАР решили пересмотреть итоги приватизации. Парламент проголосовал за справедливость — у белых отберут землю, чтобы вернуть её неграм. Британская «Дэйлимэйл» приводит одну из реплик марксиста Джулиуса Малема, которой тот подбодрил соратников ещё в 2016 году: «Мы не призываем к убийству белых людей — по крайней мере, не сейчас». Надеюсь, время ещё не пришло, и от геноцида белых южноафриканские марксисты всё же воздержатся:

http://www.dailymail.co.uk/news/article-5443599/White-South-African-farmers-removed-land.html

На ожесточённом голосовании в парламенте ЮАР было принято решение изгнать белых фермеров с их земель.

В настоящее время в конституцию страны будут, вероятно, внесены поправки, внесённые движением Джулиуса Малемы, радикального марксистского лидера оппозиции. Эти поправки позволяют конфисковывать у белых землю без каких-либо компенсаций.

Поправки были после голосования во вторник, 241 голосом «за», 83 голоса «против». Эти изменения в законодательстве были ключевым пунктом в платформе нового президента Кирилла Рамафозы после того, как он победил президента Джейкоба Зума в феврале.

Г-н Малема сказал, что время «примирения завершено». «Сейчас настало время для справедливости», — сообщает News24.

«Мы должны убедиться, чтобы мы восстанавливаем достоинство нашего народа, не возмещая ничего преступникам, которые украли нашу землю».

Мне эта новость напомнила историю других марксистов. Сейчас я как раз перечитываю «Педагогическую поэму», в которой мой знаменитый однофамилец живо описывает становление молодого коллектива в начале 1920-х годов. Когда я читал книгу первый раз, я был учащимся советской школы. Многие ремарки автора тогда казались мне нормальными, я не обращал на них внимания.

Сейчас я с грустным недоумением читаю, например, восхищённое описание заброшенного поместья, хозяева которого были то ли убиты, то ли бежали. Элементарные при Царе бытовые мелочи воспринимались в страдающей от послереволюционной разрухи России как руины более развитой цивилизации. Процитирую характерный фрагмент:

Перебравшись через лед и поднявшись по какой-то аллейке в горку, мы очутились в мертвом царстве. До десятка больших и маленьких домов, сараев и хат, служб и иных сооружений находились в развалинах. Все они были равны в своем разрушении: на местах печей лежали кучи кирпича и глины, запорошенные снегом; полы, двери, окна, лестницы исчезли. Многие переборки и потолки тоже были сломаны, во многих местах разбирались уже кирпичные стены и фундаменты. От огромной конюшни остались только две продольные кирпичные стены, и над ними печально и глупо торчал в небе прекрасный, как будто только что окрашенный железный бак. Он один во всем имении производил впечатление чего-то живого, все остальное казалось уже трупом.

Но труп был богатый: в сторонке высился двухэтажный дом, новый, еще не облицованный, с претензией на стиль. В его комнатах, высоких и просторных, еще сохранились лепные потолки и мраморные подоконники. В другом конце двора — новенькая конюшня пустотелого бетона. Даже и разрушенные здания при ближайшем осмотре поражали основательностью постройки, крепки ли дубовыми срубами, мускулистой уверенностью связей, стройностью стропильных ног, тжчностью отвесных линий. Мощный хозяйственный организм не умер от дряхлости и болезней: он был насильственно прикончен в полном расцвете сил и здоровья.

Калина Иванович разразился целой речью:

— Дикари, ты понимаешь, мерзавцы, адиоты! Тут вам такое добро — палаты, конюшни! Живи ж, сукин сын, сиди, хозяйствуй, кофий пей, а ты, мерзавец, такую вот раму сокарою бьешь. А почему? Потому что тебе нужно галурки сварить, так нет того — нарубить дров… Чтоб ты подавился тжю галушкою, дурак, адиот! И сдохнет таким, понимаешь, никакая революция ему не поможет… Ах, сволочи, ах, подлецы, остолопы проклятые!.. Ну, что ты скажешь?.. А скажите, пожагуйста, товарищ, — обратился Калина Иванович к одному из мельничных, — а от кого это зависит, ежели б тот бачок получить? Вон тот, что над конюшней красуется. Все равно ж он тут пропадет без последствий.

Не менее печальна и жизненная ситуация, которая заставила местного кузнеца примкнуть к колонии. Мужчина работал с металлом и был по местным меркам довольно обеспеченным человеком. После революции он справедливо опасался, что его «раскулачат» его же соседи по деревне — отберут кузницу и прочее добро.

Колонисты с видимым презрением соглашаются предоставить ему защиту от бедняков с тем условием, что кузнец будет работать на колонистов. В книге кузнец выставляется отрицательным персонажем — он виноват уж тем, что сумел выбиться при помощи кузнечного дела из нищеты.

СССР, как мы знаем из истории, сумел в итоге справиться с разрухой. К пятидесятилетию Революции жизнь в стране более-менее наладилась и по большей части показателей уверенно превзошла пресловутый 1913 год. К сожалению, вскоре после этой торжественной даты начало уходить поколение идеологически заряженных коммунистов. Им на смену пришли циничные аппаратчики, и к 1991 году страна общими усилиями была успешно развалена. Красные директора получили заводы в собственность и, как это всегда бывает с революциями, быстро пожалели об этом — хоть беспредел девяностых и нельзя всерьёз сравнивать с дикими двадцатыми, однако всё же в корпоративных разборках ряды советской номенклатуры были изрядно прорежены. Революция и на этот раз собрала свою кровавую жатву.

К сожалению, чужой опыт мало чему учит. Даже если отставить в сторону далёкий, крепко обросший мифами 1917 год, прямо на наших глазах разворачивается печальная история Венесуэлы и Зимбабве. И там, и там попытка перераспределить собственность по марксистским рецептам привела к краху экономики, к гиперинфляции и к самому натуральному голоду. Но всё равно: ЮАР наступает сейчас ровно на те грабли, на которых только что распороли себе ноги Зимбабве с Венесуэлой.

Если смотреть в корень, южноафриканский марксист Джулиус Малем несомненно прав. Белые колонизаторы действительно были преступниками во всех смыслах этого слова, они творили ужасающие вещи по всей Африке. Действительно, разрыв в доходах между бедными и богатыми в ЮАР слишком велик, чтобы можно было хотя бы с натяжкой считать его справедливым. С юридической точки зрения отобранная собственность должна быть возвращена прежним хозяевам, даже если грабители успели эту собственность продать или завещать.

Тем не менее не нужно быть Нострадамусом, чтобы с уверенностью заявить — для ЮАР наступают чёрные времена. Если только марксистов не остановят на взлёте, через несколько лет мы увидим в стране и голод, и гиперинфляцию, и слезливые просьбы к белым фермерам «прийти княжить и володеть». Для десятков миллионов жителей ЮАР откровением станет тот факт, что в формуле «отнять и поделить» отлично работает только первый этап — «отнять». С «поделить» возникают проблемы, так как 95% отнятого бессмысленно уничтожается, а 5% делится между немногочисленными бандитами, способными силой доказать своё право участвовать в дележе награбленного.

В России, кстати, лозунг о пересмотре итогов приватизации забавным образом обернулся против «кандидата от народа», за которого призывают голосовать в интернете многочисленные боты, «никогда не ходившие на выборы». В пятницу арбитражный суд Московской области удовлетворил иск акционеров совхоза, мимо которых товарищ Грудинин тайно продал здоровый кусок совхозной земли под строительство IKEA:

https://realty.ria.ru/realtynews/20180302/1515618473.html

Будет забавно, если платить за дела товарища Грудинина придётся в итоге шведам. Не удивлюсь, если они заявят, что требование вернуть незаконно проданную землю простым членам совхоза — это месть русских за несправедливые решения Стокгольмского арбитража.

Ключевые теги: Африка

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ