Обвинительный вердикт Стокгольмскому арбитражу. (Шипилин)

Итак, мы посрамлены: «Газпром» проиграл «Нафтогазу» и теперь обязан выплатить ему 2,5 млрд долларов. Петр Порошенко назвал вердикт Стокгольмского арбитража исторической победой, и в данном случае я с ним полностью согласен. Это действительно историческая веха в отношениях России с Западом. Надеюсь, выводы будут сделаны правильные.

Вход в Арбитражный институт Торговой палаты Стокгольма — так официально называется Стокгольмский арбитраж

Стокгольмский арбитраж удовлетворил требования «Нафтогаза» на сумму 4,673 млрд долларов, поскольку «Газпром» снизил объем транзита европейским потребителям, предусмотренный контрактом. С учетом того, что в декабре прошлого года этот же арбитраж оштрафовал «Нафтогаз» на два с лишним млрд, произведен зачет встречных требований. «Газпром» обязан заплатить «Нафтогазу» 2,56 млрд долларов.

Наш монополист выразил несогласие с вердиктом. «Ранее эти же арбитры согласились с аргументами «Нафтогаза» о резком ухудшении состояния украинской экономики, что повлекло снижение спроса на газ и неисполнение обязательств «Нафтогаза» по отбору газа. Однако в отношении «Газпрома», ссылавшегося на снижение закупок европейскими клиентами компании как на главную причину уменьшения транзита через Украину, этот аргумент принят во внимание не был», — сказано в заявлении.

Объясню своими словами.

Контракт на поставку газа, который выиграли мы, коренным образом отличается от контракта на транзит газа, который выиграли украинцы. В первом случае они выступают покупателем, во втором случае выполняют услуги.

Как покупатель Киев требовал снизить объемы поставки и категорически возражал против принципа «бери или плати» (take-or-pay). А как транзитер требовал прямо противоположного: снижать объемы мы не имеем права, то есть, страны, в которые через украинскую территорию газ поставляется, должны «брать или платить».

Как ни странно, шведские арбитры противоречия не углядели, хотя оно очевидно. В первом случае они пошли навстречу «Нафтогазу» и снизили контрактный объем с 50 млрд кубометров до пяти. Вот что означают слова из заявления «Газпрома»: «арбитры согласились с аргументами «Нафтогаза» о резком ухудшении состояния украинской экономики, что повлекло снижение спроса на газ и неисполнение обязательств «Нафтогаза» по отбору газа».

Другими словами, вошли в положение нэньки и погладили ее по головке.

Однако через Украину газ поставляется в другие страны, снижение объемов прокачки не прихоть нашего монополиста, а результат сложных отношений с другими покупателями — Польшей, Словакией, Турцией, Венгрией и т.д. Все они из-за «резкого ухудшения состояния своих экономик» в разное время договаривались с «Газпромом» о снижении объемов.

Из чего следует вывод: каждый покупатель российского газа отныне имеет право снижать закупки — Стокгольмский арбитраж всегда войдет в положение. Но если «Газпром», выполняя сниженные заявки покупателей, начнет снижать поставки, Стокгольмский арбитраж его накажет.

Неприкрытый бред, содержащийся в двух взаимоисключающих решениях, говорит только об одном: о политизированности процесса. А это обвинительный вердикт любому уважающему себя суду, удар по репутации, от которого он вряд ли оправится. Не удивлюсь, если компании, в чьих контрактах значится Стокгольмский арбитраж как место для решения споров, уже пытаются поменять инстанцию — суд, где почти в открытую действует телефонное право, доверия вызывать не может.

Год назад, рассказывая о будущих судебных разбирательствах, я написал: «Все зависит от того, что возьмет верх в Стокгольмском арбитраже и Высоком суде Лондона, политика или закон. Я бы сказал так: международная правовая система в этом году будет проходить проверку на вшивость. Очень любопытно понаблюдать, как западная Фемида станет изворачиваться, называя черное белым и наоборот».

Вот и понаблюдали. Тест на вшивость пройден: нормально изворачивается, прямо загляденье.

Басманное правосудие, говорите? Да наши судьи просто образец справедливости и неподкупности по сравнению со шведскими.

Павел Шипилин

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ