Россия выигрывает у США гонку вооружений за счет концентрации финансирования

Регулярное ужесточение западных, особенно американских санкций против России нацелено прежде всего против российского ОПК. Это признают сами авторы запретов и ограничений. Но сегодня большинство зарубежных оценок сводится к тому, что санкционная блокада РФ как раз меньше всего сказывается на оборонных отраслях. А новые виды российских вооружений превосходят натовские аналоги.

А ведь ОПК РФ в одиночку противостоит США и почти всей Европе. Чем не аналогия с периодом 30-х – середины 50-х годов?

Между тем китайские аналитики предупреждают об опасности все более существенного «отрыва» военной экономики от гражданской. Ибо такая диспропорция угрожает повтором того, что произошло в СССР на рубеже 80–90-х.

Французское издание AgoraVox 31 июля в статье «В чем секрет военных успехов России?» весьма подробно расписывает реальный антиэффект санкций: «России менее чем за 20 лет удалось догнать и обогнать западные державы в разработке новых типов вооружений. Наши эксперты обескуражены тем, как Россия военными силами утверждает собственное стратегическое видение в Сирии и в Крыму».

“ Москва сформировала сдерживающий арсенал, и ее ответный удар может повлечь неприемлемые потери для любого агрессора ”

А в чем же, собственно, секрет? Да, «в пересчете на доллары в данный момент военный бюджет России в 10 раз меньше, чем США. Но российский ВПК уже почти полностью независим от импорта, обменный курс не отражается на военной политике страны. Резкое падение курса рубля в 2014–2015 годах мало повлияло на военную промышленность, импортирующую разве что станки».

В то же время США запустили «чрезвычайно дорогие военные программы вроде противоракетных комплексов THAAD, разработка и производство которых обошлись более чем в 886 миллиардов долларов. Асимметричным ответом России стал выпуск относительно недорогих ракет и торпед нового типа, которые могут обойти защиту, восстанавливая тем самым паритет».

США к тому же тратят огромные средства на содержание сотен военных баз за рубежом, но Россия на это в целом реагирует спокойно, не ориентируясь, как отмечается, на высокозатратные симметричные ответы. Но концентрирует финансирование на конкретных военных отраслях и проектах.

Особо отмечается, что «наука (особенно математика и физика) всегда была сильной стороной России еще с советских времен. Поэтому у нее имеется множество специалистов для разработки оружия». При этом «военное производство в США распределено по всей стране по политическим причинам и соображениям свободной конкуренции. Такая ситуация ведет к излишней затратности. В России же военная промышленность централизована, что дает ощутимую экономию». И еще одно стратегическое различие: «Американская оборона в отличие от российской представляет собой средоточие огромных растрат, в частности, из-за завышенных цен и выплат локальным вооруженным группам в оккупированных странах, чтобы гарантировать безопасность американских военных».

Последовательность «оборонки» в РФ в качественном развитии проявляется и в том, что «был сделан прорыв в сверхзвуковом оружии, электронной войне, полуорбитальных ядерных ракетах («Сармат»), в наземных, воздушных и подводных управляемых аппаратах, средствах ПВО и ПРО, скрытных подлодках последнего поколения и в ряде других сегментов».

Особо выделено то, что Сергей Шойгу навел порядок в министерстве, покончив с беспорядком при его предшественнике.

В совокупности эти и смежные факторы «позволяют лучше понять смещение равновесия в сторону России, несмотря на огромную бюджетную разницу с США. Хотя американские вооруженные силы до сих пор во многом превосходят российские, Москва сформировала сдерживающий арсенал, и ее ответный удар может повлечь за собой неприемлемые потери для любого агрессора».

“ Военная мощь современной России нарастала постепенно и во многом благодаря наследию, оставленному СССР ”

Похоже, эти французские оценки разделяют и в других странах, ибо в связи с теми же факторами многие западные аналитики все чаще советуют США воздерживаться от прямой военной конфронтации с РФ в Сирии, Черноморском регионе, Арктике.

В то же время в Китае высказываются опасения, что Москва, уделяя в финансово-экономической политике главное внимание «оборонке», рискует повторить ситуацию 80-х годов, когда разрыв между уровнем развития большинства гражданских отраслей и ОПК стал одной из экономических причин краха СССР. Заметим в этой связи, что среди главных установок XIX съезда КПК, проходившего в октябре 2017 года, значится «строго пропорциональное развитие всех отраслей экономики, строго пропорциональное развитие всех регионов Китая». И такой курс проводится в КНР, напомним, со второй половины 70-х.

Показателен заголовок в китайско-гонконгском «Фениксе» от 7 августа: «Выдающаяся военная мощь России при слабой экономике губительна для страны». Впрочем, в тексте авторы оговариваются: «Хотя состояние российской экономики оставляет желать лучшего и наблюдается продолжительный отрицательный рост, Россия остается второй военной державой мира, уступая лишь США. Это стало возможным преимущественно благодаря огромному ядерному арсеналу страны. Военная мощь современной России нарастала постепенно и во многом благодаря наследию, оставленному СССР». Да, сейчас ей «далеко до могущества времен Советского Союза, но российский ВПК развит достаточно хорошо. В то время как в остальных отраслях ситуация хуже, оборонная промышленность остается опорой современной России».

Иными словами, стратегическое значение нашего ОПК и его новейших достижений признается по всем азимутам. Но достижение равновесия между «оборонкой» и гражданскими отраслями в РФ – не менее актуальная задача.

Алексей Чичкин,
кандидат экономических наук

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ