Саммит в Давосе: слабый интерес к Восточной Европе и конкуренция за статус евроазиатского моста

Хоть напрямую ежегодный саммит Всемирного экономического форума обошел Беларусь вниманием, часть дискуссий саммита касалась и нашей страны.


Фото: Reuters

Представитель России: У нас нет интереса захватывать другие страны

«Наш интерес не в том, чтобы захватывать другие страны, а в том, чтобы строить эффективную экономику», — сходу в начале давосской сессии на тему конкурентоспособности России заявил Кирилл Дмитриев, генеральный директор Российского фонда прямых инвестиций. Причем никаких вопросов или намеков по этому поводу от модератора дискуссии и не следовало, то есть российский представитель решил сыграть на опережение.

По словам Дмитриева, в западных странах возникло «серьезное непонимание российских национальных интересов», а для разрушения мифов необходимо посетить страну, как это сделали иностранные болельщики во время прошлогоднего чемпионата мира по футболу.

Во время другой давосской дискуссии на тему евроатлантического сотрудничества Генсек НАТО Йенс Столтенберг попытался ответить на вопрос, так что же все-таки будет, если вдруг такой агрессивный интерес у России появится, а его объектом станет Беларусь. Столтенберг лишь понадеялся, что такого не случится. А если вдруг и случится, то Беларусь членом евроатлантического альянса не является, напомнил он.

Орешкин критикует запад: Внешние враги вместо решения проблем

На сессии, посвященной российской экономике, министр экономического развития России Максим Орешкин сосредоточился на положительных тенденциях в своей стране и критике западных экономик. По его словам, экономические власти в России усиленно работают над повышением конкурентоспособности, меняют структуру инвестиций в экономику и инвестируют в здравоохранение и образование. «Мы работаем над вещами, которые, может, и неинтересны с геополитической точки зрения, но влияют на улучшение жизни граждан», — заявил чиновник.

В рейтинге Doing Business Всемирного банка Россия переместилась на 31-е место в мире, хотя еще лет пять назад была в районе 120-го, похвалился Орешкин. Кстати, именно он возглавляет рабочую группу по вопросам интеграции России и Беларуси с российской стороны. Беларусь в этом рейтинге сейчас на 37-м месте.

В то же время США и другие западные страны вместо поиска решений проблем своих экономик пытаются представить Россию и Китай в качестве внешних врагов и причин своих экономических неурядиц, заявил Орешкин, добавив, что протесты желтых жилетов во Франции — их проявление. Министр вел к тому, что в экономическом плане Россия является супердержавой на равных с США и Евросоюзом. При этом объем российской экономики составляет менее 2% от мирового ВВП, в то время как показатели США и Евросоюза — около 24% и 22% соответственно.

Антисанкционные послания

Западные санкции существенно не вредят российской экономике, толкают Россию к сотрудничеству с другими странами и порождают изоляционистские настроения в российском обществе — такой набор основных месседжей российских спикеров на давосской дискуссии на тему российской экономики. По словам Орешкина, количество стран мира, с которыми у России в последние годы улучшились отношения, превышает число государств, с которыми отношения ухудшились.

В пример Орешкин привел недавнюю «успешную встречу» Владимира Путина с премьер-министром Японии, возросшую торговлю с Китаем и отношения с Саудовской Аравией и ОАЭ. Даже с Евросоюзом, «если не обращать внимание на заголовки газет», торговля увеличивается. В качестве важных совместных инвестиционных проектов со странами ЕС Орешкин назвал «Северный поток» и строительство атомных электростанций в Венгрии и Финляндии.

По словам генерального директора Российского фонда прямых инвестиций Кирилл Дмитриев, один из пагубных эффектов западных санкций в том, что они «снижают объем либеральной повестки дня в России» и способствуют изоляционизму: все больше россиян считают, что их страна обойдется и без Запада.

Кто реальный мост между Европой и Азией?

С представителями России, заявившими про свою страну как про реальный мост между Европой и Азией и единственную глобальную страну, которая «не является ни тем, ни другим и объединяет оба начала», в Давосе заочно поспорил 36-летний грузинский премьер-министр Мамука Бахтадзе. На сессии про экономическое положение евразийского региона он подчеркнул, что Грузия — единственная страна в Евразии, у которой действует соглашение о свободной торговле и с ЕС, и с Китаем. «Поскольку Грузия служит транзитным пунктом для восьми стран региона, не имеющих выхода к морю, мы являемся смычкой для важного региона», — заявил Бахтадзе.

Аргумент про мост для проникновения на рынки соседнего торгового союза часто используется и Беларусью. Ранее белорусские чиновники неоднократно призывали Китай использовать Беларусь в качестве «плацдарма» для выхода на страны ЕС. Последние годы Беларусь также призывает западные компании выходить на рынки стран Евразийского экономического союза.

Тем временем два государства ЕАЭС уже предприняли реальные действия, чтобы стать такими мостами сотрудничества с Евросоюзом. В 2015 году Казахстан подписал Соглашение о расширенном партнерстве и сотрудничестве с ЕС, которое подробно определяет кооперацию в 29 сферах. В ноябре 2017 года Армения заключила с Евросоюзом подобное соглашение, которое оговаривает приближение Еревана к европейским стандартам в транспортной, телекоммуникационной и многих других отраслях. Оба соглашения уже частично применяются и полностью вступят в силу после ратификации всеми странами ЕС. Тем временем у Беларуси нет даже базового договора о сотрудничестве с Евросоюзом.

Статья подготовлена членами Минского хаба Global Shapers, части международной сети молодых профессионалов под эгидой Всемирного экономического форума.

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ