Лорд Баркер раскрыл стоимость лоббирования интересов Rusal в США

Лорд Грегори Баркер

​Лорд Грегори Баркер, председатель совета директоров En+ Group, 27 февраля два часа отвечал на вопросы британских парламентариев в комитете палаты общин по иностранным делам. Законодателей интересовали его «работа на Дерипаску», условия сделки En+ с подразделением Минфина США по санкциям OFAC и детали контракта En+ с лоббистской фирмой Mercury Public Affairs, которая также оказалась связана с бывшим главой предвыборного штаба Дональда Трампа Полом Манафортом, проходящим по делу о возможных связях Трампа с Россией.

Об Олеге Дерипаске

«У меня были ограниченные взаимодействия с ним, исключительно в контексте бизнеса. Я счел его очень серьезным, очень сфокусированным, очень профессиональным. Он действительно был искренен по поводу стратегии Rusal по сокращению парниковых выбросов. Он, как я полагаю, ученый по образованию. И он, очевидно, понимал многие вещи гораздо лучше, чем я», — рассказал Баркер, возглавляющий совет директоров En+ с 2017 года и сохранивший свой пост после обновления совета.

Тем не менее Баркер подчеркнул, что больше не работает на Дерипаску и представляет интересы миноритарных акционеров En+. Он отказался отвечать на вопрос, нужно или не нужно было вводить против Дерипаски персональные санкции.

Реклама на РБК www.adv.rbc.ru

О санкциях против Rusal

Санкции против En+ и Rusal в апреле 2018 года были «большим шоком для всех», в En+ была «паника», вспоминает Баркер. По его словам, Дерипаска тогда не рассматривался в числе главных претендентов на то, чтобы попасть под санкции.

В первые дни санкций Баркер не разговаривал с Дерипаской, потому что ему было нужно проконсультироваться с юристами по поводу правомочности такого общения. Затем между ними происходили «короткие разговоры», но Баркер как независимый председатель компании был прежде всего сфокусирован на том, как преодолеть «катастрофические последствия» для En+ и ее миноритарных акционеров.

Фотогалерея 

От Акимова до Школова: все фигуранты санкционного списка Минфина США

О сделке с OFAC по выведению En+ и Rusal из-под санкций

«Я потратил последние девять месяцев на то, чтобы убрать господина Дерипаску из бизнеса Rusal», — заявил Баркер.

Результатом переговоров с OFAC стало то, что Дерипаска отодвинут на позицию миноритария (его доля владения En+ снизилась с 70 до 45%, голосующая доля — максимум 35%), восемь из 12 директоров En+ — независимые, указал Баркер. «Многие эксперты считают, что это теперь хрестоматийный образец, как должна реализовываться санкционная политика», — добавил он.

О лоббистах в США

En+ в апреле 2018 года наняла американскую коммуникационную фирму Mercury Public Affairs для взаимодействия с властями США. По словам Баркера, En+ заплатила ей «£600–700 тыс.» (то есть около $900 тыс.) из расчета около $100 тыс. в месяц.

Возможно, Mercury получила еще и вознаграждение за успех (success fee) за удачный результат работы, сказал Баркер, но в любом случае это не такие большие деньги, «юристы получают больше».

Работу Mercury не стоит называть лоббированием, считает Баркер, фирма всего лишь организовывала встречи с представителями конгресса США. Лоббисты ни разу не встречались с кем-либо из OFAC или Минфина США и не оказывали никакого влияния на юридический процесс по исключению En+/Rusal из санкционного списка, подчеркнул он.

В сентябре 2018 года Пол Манафорт признался на суде, что поручал Mercury лоббировать интересы правительства Украины при Викторе Януковиче в США, не регистрируясь как официальный лоббист. Баркер утверждает, что не знал об этом, а Mercury выбрал только потому, что это была единственная лоббистская фирма в Вашингтоне, которая ему была известна за счет знакомства с одним из ее партнеров. «Если бы я об этом знал [о связях фирмы с Манафортом], я бы подыскал кого-то другого», — сказал он.

О госбанке ВТБ

В рамках сделки En+ с Минфином США банк ВТБ приобрел 22% акций En+. ВТБ находится под секторальными санкциями США и в совокупности с Дерипаской по-прежнему владеет более 50% компании En+.

ВТБ находится под более мягкими ограничениями: западным контрагентам не запрещены любые сделки с банком, отметил Баркер. Кроме того, банк по условиям соглашения с OFAC не сможет голосовать своей долей в En+.

Наконец, не нужно думать, что ВТБ и Дерипаска могут иметь общие интересы. «Это коммерческие отношения», — сказал Баркер, напомнив, что в октябре ВТБ подал в суд в Лондоне иск против компании Basic Element, принадлежащей Дерипаске.

Об обвинениях Rusal в сотрудничестве с российским ОПК

Депутаты спросили Баркера о прошлогодних сообщениях британских СМИ, согласно которым на сайте Rusal якобы содержались упоминания о поставках российскому оборонному сектору алюминиевой пудры, исчезнувшие после запросов журналистов. «Я тоже забеспокоился, когда прочел об этом в газете. Rusal не продает алюминий российскому оборонному сектору. Исторически до 2014 года такие продажи могли иметь место, после 2014-го — нет», — заверил Баркер.

Он добавил, что консультировался с ИТ-специалистами и они не обнаружили никаких следов того, что на сайте Rusal упоминались сделки с российским ОПК.

О предполагаемых связях En+ с офицером ГРУ

В декабре 2018 года Минфин США внес в санкционный список Виктора Бояркина, которого ведомство назвало бывшим офицером ГРУ, представляющим бизнес-интересы Дерипаски. «Дерипаска и Бояркин были причастны к предоставлению российской финансовой поддержки политической партии в Черногории перед выборами в стране в 2016 году», — заявил американский Минфин.

По словам Баркера, Бояркин покинул группу En+ в 2016 году, «он не является сотрудником компании». Баркер подчеркнул, что в январе 2019 года директор ЦРУ Джина Хаспел сообщила на слушаниях в сенате, что у ЦРУ нет вопросов к сделке OFAC и En+.

Автор:
Иван Ткачёв

Источник

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ